Skip to main content

Стратегии будущего

Для тех, кто усвоил первые уроки научного познания любви (scientification of love),[Сноска] и для тех, кто научился мыслить в понятиях цивилизации, основы стратегии будущего очевидны. Цель — сделать так, чтобы как можно больше женщин рожало детей черезестественные родовые пути благодаря беспрепятственному излиянию гормонов любви.

Однако ставить первоочередной задачей снижение числа кесаревых сечений было бы опасно: первым шагом должна быть попытка содействовать более глубокому пониманию физиологии родов, в частности, пониманию ключевых потребностей женщины в родах. В больницах, где единственным приоритетом становится сокращение числа кесаревых сечений, первым отчетливым результатом обычно бывает увеличение количества тяжелых вагинальных родов и опасных экстренных операций кесарева сечения по жизненным показаниям. Это как раз то, чего в эпоху безопасного кесарева сечения нам следует избегать. За последнее время я много раз слышал о родах, во время которых команда медиков-акушеров испробовала «все возможное», чтобы избежать кесарева сечения: капельное вливание синтетического окситоцина, эпидуральную анестезию, наконец, либо щипцы и эпизиотомию, либо даже кесарево сечение после попытки наложения щипцов. Акушерским щипцам место в музее. В последний раз я пользовался ими в феврале 1965 года.

Мы уже упоминали о многих причинах, по которым следует насколько это возможно избегать плановых кесаревых сечений. Когда кесарево сечение назначается до наступления родов, нет никакой гарантии, что младенец (в частности, его легкие) созрел в достаточной степени. Окончательному созреванию легких способствуют гормоны, отвечающие за течение родов, которые выделяют как материнский организм, так и организм плода. То, что при этом повышается риск возникновения дыхательных нарушений — факт, вполне доказанный наукой. Как правило, появление на свет ребенка в результате планового кесарева сечения до начала родов означает, что плод не участвовал в инициировании родов. Это означает также, что ему не дали возможности пустить в ход собственную систему гормонов стресса. Возникновение проблем с грудным вскармливанием в этом случае более вероятно, чем после кесарева сечения во время начавшихся родов. К тому же операция, произведенная в процессе родов, судя по всему, повышает шансы благополучных вагинальных родов после кесарева сечения в будущем.

Итак, мы должны готовиться к осуществлению стратегии двух возможностей по двум основным сценариям. В первом случае роды проходят благополучно через естественные родовые пути. Несмотря на то что несколько поколений появилось на свет при вмешательстве медицины, этот вариант когда-нибудь получит более широкое распространение. Это произойдет, когда мы вновь осознаем, как важно создать обстановку уединения и покоя для роженицы и как важна роль акушерки в исконном, традиционном смысле.
Во втором случае процесс родов протекает патологически. Вот тогда следует прибегать к неэкстренному кесареву сечению в процессе родов. Трудность заключается в том, чтобы вовремя на первом этапе родов принять решение о целесообразности операции. Нам нужны новые тесты, которые помогали бы действовать в согласии со стратегиями XXI века. В последнее время были разработаны шкалы риска, учитывающие множество критериев; их цель — как можно раньше в процессе начавшихся родов выявить женщин, которым показано кесарево сечение.[1]