Skip to main content

Ошибка вторая. Я знаю, как для тебя лучше…

Мы подумали, и я решила…

Конечно, мы помним, что когда-то наш маленький человечек вырастет, повзрослеет и пойдёт своей дорогой; за этим, собственно, он и пришёл в этот мир. Но это так далеко и не скоро, что и не верится! Пока мы пестуем свою ненаглядною крошку. Для кого мы это делаем: для него? для себя? И для него, и для себя — и это нормально.

Мы прекрасно понимаем, что от нас зависит и благополучие, и сама жизнь малыша, — и заботимся о нём так, как умеем: опираясь на свой жизненный опыт и полезные рекомендации сведущих людей. Но беда в том, что зависимость младенца (да и маленького ребёнка) от нас так велика, что постепенно иные мамы и папы проникаются чувством такой большой ответственности, такой большой, что… начинают переигрывать в своей родительской роли. И убеждают себя, что всегда и во всём руководить ребёнком — их главная жизненная задача.

Правда, пока младенец сосёт мамину грудь и поливает памперсы, особо поруководить не приходится (тут не выдашь ему никаких рекомендаций и жизненным опытом не поделишься). Но вот карапуз научился садиться, ползать, стоять, вот у него появилось личное мнение. Иногда (изредка) оно совпадает с маминым или папиным, а иногда и нет.

Это — сигнал родителям: малыш подрос. Сам-то ребёнок, конечно, хочет быть самостоятельным и уже пытается ускользнуть от бдительного родительского ока.

Но взрослым по-прежнему (по привычке) будет казаться, что «младенец» без них пропадёт. И если родители вовремя не сумеют сказать себе «стоп!», то у них вырабатывается стойкая привычка: игнорируя мнение ребёнка, брать руководство его жизнью в собственные руки. «Я лучше знаю, как тебе поступить» — вот девиз таких мамочек и папочек. И какое-то время это сходит с рук, пока ребёнком ещё легко управлять. Первые серьёзные конфликты начнутся лет в шесть-семь (а особенно явно — после девяти-десяти), когда для ребёнка мнение сверстников (и своё собственное) начнёт приобретать всё большее значение.