Skip to main content

Как мы делаем их такими…

Ребенок приходит в этот мир как чистый лист и от того, что мы, родители, напишем на этом листе, зависит каким он вырастет, как будет развиваться.

Незнание основных аспектов детской психологии и особенностей психо-эмоционального развития детей ни в коей мере не освободит родителей от последствий совершенных ошибок, даже если ошибались вы со всей любовью и самоотверженностью и конечно, как это всегда бывает, хотели как лучше. В данной статье рассматриваются механизмы формирования наиболее часто встречающихся детских (а потом и взрослых) психологических проблем. Итак, как мы делаем их такими?

Детская психотерапия тесно связана с семейной терапией. При выявлении причин возникновения тех или иных психологических и психосоматических проблем очень важно учитывать факторы воздействия на организм ребенка как физических заболеваний, так и личностные факторы и вопросы межличностного общения. Переживания раннего детства, эмоциональная депривация и качество взаимоотношений между ребенком и родителями, а также взаимоотношения родителей между собой - крайне важны для формирования адекватного психо-эмоционального развития человека.

По характеру проблем детская и юношеская психотерапия отличается от психотерапии для взрослых пациентов. Большинство пациентов - детей страдают аномалиями поведения и личности, что связано с невротическими особенностями характера и такими проблемами, как отказ ходить в школу, неспособность усваивать школьную программу, нежелание есть, недержание мочи, фобии и др.

Ребенок особенно чувствителен к затруднениям, которые возникают в результате переживаемой им депривации, поскольку его личность еще не созрела, и он зависит от заботы о нем других людей. Если родители пренебрегают ребенком или не имеют возможности о нем заботиться, а также если в критическом возрасте ребенок лишается их (из-за несчастного случая, болезни или смерти), то он страдает от эмоциональной депривации, что в последствии может привести к формированию серьезных психологических проблем и даже способствовать возникновению психического заболевания.

Поскольку очень многие психологические проблемы зарождаются и начинают развиваться в детстве или юности, здесь открывается безграничное поле для профилактики. Специалисты по этиологии установили, что у многих существ, включая человека, процесс взросления может приостановиться, и последующее стимулирование его может быть затруднительно (даже неэффективно), если в критическом возрасте своего развития юный организм переживает стресс или депривацию. Если ребенок испытывает такую сильную боль от разрыва взаимоотношений, что больше не хочет открывать свое сердце другим, боясь пострадать от нового разрушения, то все последующие его отношения с людьми будут весьма напряженными. Его желание любить вытесняется, но оно все же остается и может проявляться в таком поведении, как неразборчивость в связях или воровство. У него может возникнуть неосознанное (или даже осознанное) желание мести, что может приводить и к другим антисоциальным поступкам.

Боулби установил, что дети моложе семи лет особенно уязвимы для депривации, а некоторые ее эффекты можно распознать уже в первые недели жизни ребенка. Дети моложе шести месяцев, воспитывающиеся в домах малютки, часто проявляют апатию, истощение, выглядят бледными и сравнительно малоподвижны, спокойны и нечувствительны к таким стимулам, как улыбка. Спитс и Вольф назвали такую клиническую картину, наблюдаемую в возрасте ребенка от шести до двенадцати месяцев - анаклитической депрессией.

Исследования Голдфарба показали, что трехлетние дети, временно разлученные со своими родителями, часто в течение нескольких недель или даже месяцев после воссоединения испытывают тревогу по поводу возможной новой разлуки и не позволяют матери уходить из поля зрения. Они часто возвращаются к своим младенческим привычкам (регрессируют) и, если за этим следует недружественная реакция со стороны родителей, в детско-родительских отношениях может образоваться порочный круг, в результате чего у ребенка может развиться нестабильный невротический тип личности. Многочисленные исследования показывают, что у некоторых детей даже спустя шесть и более месяцев после окончания их разлуки с родителями все еще могут проявляться болезненные реакции. Более того, некоторые последствия проявляются значительно позже. Когда создаются критические условия, способные реактивировать тот патогенный процесс, толчок которому был дан пережитой в раннем возрасте психологической травмой.

Расстройства поведения у детей (застенчивость, агрессивность, чувство вины или чувство противоречия и  т.п.) иногда могут быть вызваны просто досадной неприятностью, но чаще они обусловлены компенсацией или реакцией сопротивления сложившейся в семье ситуации. Лишь в редких случаях расстройства поведения ребенка обусловлены генетически запрограммированным способом реагирования на стресс, в основном они скорее связаны с тем, что ребенок чувствует опасность со стороны своего окружения. Поэтому, как правило, именно изменение этих окружающих обстоятельств (психотерапия) может помочь достичь обнадеживающих результатов.

Фобии у детей часто возникают вследствие единичного опыта переживания страха или вследствие методичного запугивания (особенно любимого бабушками) с целью улучшения послушания. Иногда фобии под авторитарным родительским давлением вытесняются (подавляются), но они остаются на бессознательно уровне, и в юности и даже во взрослой жизни в критических обстоятельствах могут проявиться в виде фобической тревоги и даже панических атак.

Д. Гриндер, Р. Бэндлер обратили внимание на вопрос конгруэнтности (честности, соответствия, искренности) в общении между детьми и их окружением. Неконгруэнтность в общении может стать причиной очень многих трудностей в дальнейшем развитии ребенка. Допустим, ребенок подходит к родителю и протягивает какой-то фрагмент выполненного задания. Отец смотрит на него и говорит нахмурившись: «Я так рад сынок, ты такой молодец!». Бессознательно ребенок замечает несоответствие между поступающей вербальной и невербальной информацией «я слышу, как ты говоришь, что я молодец, но я заметил...». Одна из реакций, которой могут отвечать дети - расторможенность. Одно из полушарий регистрирует зрительные и интонационные стимулы, другое - слова и их дискретный смысл, и одно не соответствует другому. Когда поступают спутанные сообщения, одним из способов решения проблемы (защиты) может стать буквальное отрезание от сознания одного из компонентов - словесный или интонационный сигнал, движения тела, прикосновение или зрительный сигнал. И можно предсказать, что гиперактивный ребенок, отрезающий от сознания правое полушарие (которое по-прежнему работает, но находится вне сознания), позже окажется преследуемым зрительными образами. Тот, кто отрезает кинестетику, станет, например, ощущать ползающих по себе насекомых и т. п. - что будет буквально сводить его с ума. Те, кто отрезают слуховую часть, услышат голоса из электрических розеток. И все это только потому, что они отказываются от осознания конкретной репрезентативной системы и поступающей через нее информации, чтобы защитить себя перед лицом постоянной неконгруэнтности.

Поскольку ребенок в большинстве своем является продуктом воздействия окружающей среды и, в основном, родителей, то психотерапевтическое изменение необходимо не только и даже не столько ребенку, сколько родителям (бабушкам, дедушкам, особенно если они проживают вместе с ребенком). Часто психологические трудности ребенка отвечают желаниям родителей в большей мере, чем потребностям ребенка, поскольку симптом может использоваться родителями для достижения личных целей (сохранение зависимости ребенка от родителей, сохранение брака и т. п.). Многие отрицательные последствия могут быть эффективно скорректированы с помощью психотерапии. Не стесняйтесь обращаться за информационной поддержкой к специалистам по детской психологии. В случае возникновения трудностей обращайтесь за помощью к психологу или психотерапевту, и чем раньше вы это сделаете, тем быстрее и легче все исправить с минимальными потерями.

Блюхтерова Екатерина

Статья с сайта: «Мастерская домашней психологии Екатерины Блюхтеровой»